ВИЗАНТИНСКИЕ ЦЕРКВИ В КОНСТАНТИНОПЛЕ

последнее значение, и архитектура церкви позволяет нам возложить фундамент здания на более раннюю дату, чем возраст бабушек и дедушек Императора Иоанна Комнина. Но в то время как связь церкви с этими персонажами не должна быть упущена, здание подверглось столь обширному ремонту в тринадцатом веке, что честь быть его основателем была передана его реставратору в тот период. Pachymeres [217] говорит о монастыре как о монастыре Майкла Глабаса Тарчаниота ([Greek: tên idian monên]). В то время как поэт Филес (1275-1346), ссылаясь на фигуру, изображенную на стенах церкви, спрашивает зрителя, Сидериды готовы принять последнее значение, и архитектура церкви позволяет нам возложить фундамент здания на более раннюю дату, чем возраст бабушек и дедушек Императора Иоанна Комнина. Но в то время как связь церкви с этими персонажами не должна быть упущена, здание подверглось столь обширному ремонту в тринадцатом веке, что честь быть его основателем была передана его реставратору в тот период. Pachymeres [217] говорит о монастыре как о монастыре Майкла Глабаса Тарчаниота ([Greek: tên idian monên]). В то время как поэт Филес (1275-1346), ссылаясь на фигуру, изображенную на стенах церкви, спрашивает зрителя, и архитектура церкви позволяет нам возложить фундамент здания на более раннюю дату, чем возраст бабушек и дедушек императора Джона Комнина. Но в то время как связь церкви с этими персонажами не должна быть упущена, здание подверглось столь обширному ремонту в тринадцатом веке, что честь быть его основателем была передана его реставратору в тот период. Pachymeres [217]

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.