ВИЗАНТИНСКИЕ ЦЕРКВИ В КОНСТАНТИНОПЛЕ

иначе сложно объяснить эту связь.

Однако есть одно возражение против этой идентификации, которую нельзя игнорировать. Согласно византийским властям, церковь Сан-Фекла стояла во дворце Блачерны ([греч., Enos tôn basileiôn; en tô palatiô tôn Blachernôn] [339]). Этот дворец занял высоты над Айваном Сераи, на котором теперь стоит четверть Эгри Капу и мечеть Айваса Эффенди, в стенах, которые окружают западную шпору Шестой Хилл. Токлоу Ибрагим Деде Меседи, однако, не стоит в этом корпусе, но сразу к северу от него, на уровне, который простирается от подножия шестой горы до Золотого Рога. Если причины в отношении мечеть, как S. Thekla, были менее сильными, это возражение, возможно, было бы фатальным. Но полоса земли между северной стеной дворцового ограждения и моря настолько узкая,

Церковь упоминается впервые в первой половине восьмого века как часовня ([греч. Euktêrion]), которую Фекла, старшая дочь императора Феофила, восстановила и прикрепила к своей резиденции в Блачерне. [341] Принцесса была инвалидом и, несомненно, удалилась в эту часть города ради своего мягкого климата. Назначать часовню ее святому покровителю было только естественным. Как уже было сказано, церковь была перестроена с оснований, в одиннадцатом веке, Исааком Комнином, в благодатной благодарности за его побег от неминуемой смерти [342] в ходе своей кампании против варварских племен у Дуная, когда он был настигнутый у подножия горы Ловиц от яростной бури дождя и снега. Равнина, на которой его армия расположилась в лагере, вскоре стала листом воды, и многие из его людей и

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.