ВИЗАНТИНСКИЕ ЦЕРКВИ В КОНСТАНТИНОПЛЕ

службу в Студии в великом государстве. Рано утром члены сената собрались в монастыре, а сановники низшего звания заняли свое место за воротами (Narli Kapou) в городских стенах под монастырем и у причала у подножия крутого пути который спускается с этих ворот на берег Марморского моря, все ждут прибытия имперской баржи из Большого дворца. Обе стороны дороги были выложены монахами Дома, держа зажженные сугробы, и как только император высадился, чиновники на пирсе и толпе монахов, с аббатом в голове, размахивали своей серебряной кадильницей ароматного дыма , проложили путь к воротам. Там была сделана остановка для магистров, патрициев, и omphikialioi ([Greek: omphikialioi]), чтобы воздать должное государю и присоединиться к процессии, а затем длинный поезд пробился сквозь открытые земли, приложенные к монастырю ([Greek: dia tou exaerio]), и через крытые проходы ([Greek: dia tôn ekeise diabatikôn]), [74], пока он не достиг юго-восточного конца нартекса ([Greek: eiserchontai dia tou pros anatolikên dexiou merous tou narthêkos]). Перед входом в этот момент император надел богато вышитые одежды, зажег сугробы, а затем последовал за духовенством в церковь, чтобы встать на восточный конец южного прохода. Самым важным актом, который он совершил во время службы, было благоволение главы Иоанна Крестителя, закрепленного по правую руку от бэмы. По завершении Управления того времени, его служили монахи с прохладительными напитками под тенью деревьев на территории монастыря ([греч. anadendradion]); и после небольшого отдыха перешел к своей барже с тем же церемониалом, что и приезд, и вернулся во дворец.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.