Корона Дикого Оливия, Джон Раскин

желательный для вашего владения; поток света, который падает от заходящего солнца на продвигающийся поток, аналогичным образом нуждается в некоторой силе ближнего объекта, чтобы уменьшить его яркость. Но инцидент, который здесь принял Тернер, — это наткнуть сердитую чайку на собаку, которая визжит в ней, отступая, когда волна поднимается над его ногами, и птица визжит в ногу от его лица. Его неожиданная смелость — это тип гнева своего океанского элемента и предупреждает нас о наступлении моря так же точно, как покинутый плуг рассказал нам о прекращенном труде того времени.

Тем не менее, это не так много в выборе отдельных инцидентов такого рода, как в чувстве, которое регулирует организацию всего предмета, о котором известно ум великого композитора. Один случай может быть предложен с помощью удачной возможности, поскольку симпатичный девиз может быть для заголовка главы. Но великие композиторы так устроят всеих проекты, которые один случай иллюстрирует другой, так же, как один цвет освобождает другого. Возможно, «Хейсэм» из серии Йоркшира, который по своему расположению можно считать компаньоном последнего рисунка, о котором мы говорили, «Ланкастерские пески» представляет интересный пример, как мы могли бы найти чувство Тернера в это уважение. Субъект — это простое севере страны, на берегу залива Моркамб; не в здравом смысле, живописная деревня: нет красивых лук-бокалов, красных крыш или скалистых ступеней входа в деревенские двери или причудливые фронтоны; ни одна, кроме одной улицы соломенных и главным образом глиняных коттеджей, располагалась в несколько монотонной линии, крыши такие зеленые с мхом, что сначала мы едва различим дома с полей и деревьев. Деревенская улица закрыта в конце деревянными воротами, указывая на небольшое движение на дороге через нее и придавая ей что-то вроде большой усадьбы, в которой право прохода лежит через двор. Дорога, ведущая к этим воротам, полна колеи и сбивает плохую гору между двумя сломанными берегами грунта и сразу же подходит к небольшим ограждениям, окружающим деревню; их вряд ли можно назвать садами; но разложившийся фрагмент или два фехтования заполняют промежутки в банке; и нарядная одежда, с некоторой одеждой на ней, полосатой синей и красной, и халатом, растянулась между стволами некоторых чахлых ив; Дорога, ведущая к этим воротам, полна колеи и сбивает плохую гору между двумя сломанными берегами грунта и сразу же подходит к небольшим ограждениям, окружающим деревню; их вряд ли можно назвать садами; но разложившийся фрагмент или два фехтования заполняют промежутки в банке; и нарядная одежда, с некоторой одеждой на ней, полосатой синей и красной, и халатом, растянулась между стволами некоторых чахлых ив; Дорога, ведущая к этим воротам, полна колеи и сбивает плохую гору между двумя сломанными берегами грунта и сразу же подходит к небольшим ограждениям, окружающим деревню; их вряд ли можно назвать садами; но разложившийся фрагмент или два фехтования заполняют промежутки в банке; и нарядная одежда, с некоторой одеждой на ней, полосатой синей и красной, и халатом, растянулась между стволами некоторых чахлых ив; растягивается между стволами некоторых чахлых ив; растягивается между стволами некоторых чахлых ив; оченьмаленькая стога сена и свинарье, которые

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.