Корона Дикого Оливия, Джон Раскин

нация в целом остается довольна продуктом своей собственной земли и своей собственностью, у нее мало поводов для распространения средств массовой информации. Он обещал и обещает мало и редко; обмены только постольку, поскольку обмен необходим для жизни. Магазин принадлежит людям, в руках которых он найден, а деньги мало нужны либо как выражение правильных, либо практических средств разделения и обмена.

67. Но по мере того, как привычки нации становятся сложными и фантастическими (и они могут быть и теми, и другими, не будучи цивилизованными), его циркулирующая среда должна увеличиваться пропорционально ее хранению. Если каждый хочет немного всего, — если пища должна быть многообразной, и одевать много модной одежды, — если люди живут по труду, которая, слушая воображение, имеет свою зарплату, измеренную воображением, так что большие цены будут дается одним человеком за то, что бесполезно другому, — если существуют большие неравенства в знаниях, что приводит к большим неравенствам в оценке, — и, наконец, и, что самое страшное, если сама валюта, от ее масштабности и власть, которую владение им подразумевает, становится единственным объектом желания с большим количеством нации, так что его проведение оспаривается среди них как основной объект жизни: — в каждом из этих случаев валюта обязательно увеличивается пропорционально магазину; и как средство обмена и разделения, как связка права и как объект страсти, имеет все более важную и злокачественную силу над отношениями, характером и жизнью нации.

Против какой власти, когда, как связь Правого, она становится слишком заметной и слишком обременительной, народный голос может быть поднят жестоким и иррациональным образом, что приведет к революции, а не к исправлению. В то время как всякая возможность Экономики зависит от четкого утверждения и поддержания этой связи права, какой бы обременительной она ни была. Первая необходимость всего экономического правительства состоит в том, чтобы обеспечить бесспорную и бесспорную работу великого закона Собственности — чтобы человеку, который работает на что-то, разрешается получать его, хранить его и потреблять в мире; и что тот, кто не съест свой торт сегодня, не увидит, не жалуясь, чтобы завтракать его пирог. Это, я говорю, является первым пунктом, который должен быть обеспечен социальным правом; без этого никакое политическое продвижение, нет, никакого политического существования, в любом случае возможно. Какое бы зло, роскошь, беззаконие, может показаться результатом этого, это, тем не менее, первый из всех акций; и к исполнению этого, по закону и полицейской дубинкой, нация должна всегда в первую очередь ставить себе в голову — что дверь в шкаф может быть крепко привязана к нему, и ни один мужской обед не уносится толпой, на ее путь домой от пекаря. Который, таким образом, бесстрашно утверждая, мы попытаемся в следующей статье рассмотреть вопрос о том, насколько удачным может быть сама толпа, а также в надлежащей ширине блюд, чтобы ужины несли домой.

Сноски:

[14] Помните внимательно это утверждение, что богатство состоит только в вещах, которые природа человечества оказала во всех возрастах, и должна проявляться во все будущие века (это то, что я подразумевал под «постоянными») объектами законного желание. И см. Приложение II.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.