7.18

и скрытие крупной силы марокканских войск в резерве, которые полностью заполнили ее. Они, как и дети, казались совершенно не обратившими внимания на фугасную оболочку, которая часто падала среди них. Лежа в своей светло-голубой и серебряной форме они представили очень живописный вид.

В ночь на 22-е я получил письмо от Маунури, в котором говорилось, что враг, несомненно, уходит с его фронта, и что он намеревался наступать и атаковать в 4 часа ночи 23-го, и он попросил меня поддержать его. Я узнал также, что 5-я французская армия по правую сторону также планировала атаку.

Я договорился о сотрудничестве, но к вечеру 23-го очень мало прогресса.

После этого я думаю, что все наши глаза были нетерпеливо повернуты к северу и к Кастельнау, в то время как, как и я, я был более решительным, чем когда-либо, что моя надлежащая сфера действия была явно на бельгийской границе на севере.

2-я французская армия решила прогресс вплоть до конца сентября, но их действия не заставили врага эвакуировать свои позиции на Айнне, и он серьезно не повернул свой фланг.

26-го года де Кастельнау был сильно занят и был в тот вечер примерно на линии Рибекур-Ройе-Чаулн — Брей-сюр-Сомме с одной кавалерийской дивизией к северу от Соммы. 26-го было ясно, что фланговое движение 2-й (французской) армии на данный момент потерпело неудачу, так как 2-й Баварский корпус находился слева от Перонне.

К 30-м годам де Кастельнау практически бросили оборону, а другая армия была составлена из юнитов с востока. Эта армия была предназначена для осуществления поворотного движения, вращающегося по левой стороне Кастельнау.

В истории последних нескольких дней месяца есть несколько важных моментов, которые существенно повлияли на ход кампании.

26-го, сэр Чарльз Хаддон, генеральный генерал боеприпасов, прибыл в мой штаб, чтобы обсудить вопрос о вооружении и боеприпасах. Я взял

Похожие записи:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.